КОНЕЦ ВОЙНЕ – ЭНЕРГИИ НАВАЛОМ !!!

КОНЕЦ ВОЙНЕ – ЭНЕРГИИ НАВАЛОМ !!!

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ                                                                                                              НАЗАД

В физике высоких энергий русским физиком Борисом Дмитриевичем Гладковым получен уникальный результат мирового значения – но проявят ли к нему реальный интерес те, от кого зависит безопасность страны и ее экономическое благополучие?

 Говорят, революционная научная идея проходит три стадии. На первой о ней говорят, вежливые – этого не может быть, грубые — это — бред сумасшедшего. На второй стадии с симпатией отзываются, – в этом есть что-то, к этому надо прислушаться и уж избави бог никак не отвергать ни идею, ни ее автора. На третьей с удивлением вопрошают – разве это не очевидно, что и идея гениальна и ее практические приложения чрезвычайно ценны!?

Та идея, о которой будет идти речь и автором которой является физик Борис Дмитриевич Гладков, уже более 30 лет плывет по бурной и порожистой стремнине небрежительного, железобетонного непризнания со стороны наших ученых физиков – плывет по 1-й, самой трудной для ученого, стадии жизни революционной идеи.

Конечно же, непризнание, и это чувствовалось в процессе беседы, сильно огорчает Бориса Дмитриевича, но он "предпочитает быть правым в одиночку, чем ошибаться не только с мудрецами, но и со всем остальным миром".

Но, к сути дела. По утверждению автора, вся глубинная суть его физической идеи состоит в том, что он отказался от базисного положения, на котором стоит современная физика в области управления технологией физических процессов, что — "система, основанная на принципе регулирования по отклонениям (принципе обратной связи) должна совершать ошибку". Сложная техническая система, тем более такая, которая должна обеспечить управляемость и безопасность течения термоядерного процесса и любых других процессов на уровне нанотехнологий и глубже, по мысли автора, должна быть безошибочной. Она должна и исходить из метафизики безошибочности или, равно, теории "нулевой и отрицательной ошибки в рабочем режиме сложной системы", тогда как собственно "ошибка" имеет право находиться лишь "в период настройки системы". "Отрицательная ошибка" понимается автором как управление с перекомпенсацией, то есть как такое отрицание ошибки, которое обеспечивает запас надежности функционирования системы.

Вообще-то было удивительно слышать, что современный физик  говорит вполне и по форме и по существу так же, как говорил в 1783 году Иммануил Кант в своих 1-й, 3 и 4 антиномиях человеческого разума (И.Кант "Основы метафизики нравственности").

Тезису Канта — "Мир имеет начало (границ) во времени и в пространстве" Гладков предпочитает его антитезис "Мир во времени и пространстве бесконечен", а потому выдвигает и технически разрабатывает идею о "бесконечном усилении в кибернетических устройствах", которое "обеспечивает любой системе полную совокупность идеальных показателей", например, идеальную точность измерения физических процессов.

Статике управления с ее заданными неизменными границами и нормами управления, не замечающих происходящих изменений и, тем самым, неизбежно влекущих "ошибку покоя", он предпочитает идею динамичного управления превращениями, ведущими к идеалу.

Другому тезису — "В мире существуют свободные причины", он предпочитает антитезис "Нет никакой свободы, все есть природа" (т.е. причинно обусловленная необходимость). Потому выдвигает техническую цель — "полное подавление всех действующих на систему возмущений, включая и параметрические", полное исключение расточительной анархии электронов, протонов и других физических объектов, которые управляются, например, в электронных микроскопах и синхротронах (синхрофазотронах). Образно говоря, коллектив электронов, хотя каждый электрон и индивидуален, не должен руководствоваться принципом свободы воли каждого электрона, подобно воли торгаша, шокирующего свободной ценой бедного покупателя, а должен составить стройные шеренги рот, полков и армий, кумулятивно объединяющих свои единичные силы для процесса растущей эффективизации достижения единой цели.

Тезису — "В ряду причин мира нет ничего необходимого, все в нем случайно" Гладков предпочитает противоположный тезис "В ряду причин мира есть некая необходимая сущность". Потому он разрабатывает и предлагает идеально надежную технологическую схему, необходимо ведущую к процессу  бесконечного усиления нашей возможности в использовании скрытой в атоме энергии, к бесконечному ослаблению (стремящемуся к нулю) возмущений и случайных отклонений от достижения поставленной цели.

По автору, технические системы, построенные "на основе идеи о бесконечном усилении имеют неограниченные возможности приближаться к их математическим моделям", то есть к мыслимым, находящимся вне реальной физики, метафизическим сущностям или математическим пределам величин. Например, к единице, как идеалу коэффициента полезного действия устройства.

Нашей философии самолюбивого разума, любящего оправдывать свои несовершенства тем, что "и на солнце  есть пятна", конечно же, трудно согласиться с авторским максимализмом достижения незапятнанных идеалов, идеальных физико-технических систем. Однако, если они есть в человеческом философском сознании – его метафизике, то почему бы им не быть и в физике? – На основании хотя бы того, что и первая и вторая области являются областями единого материального мира, имеющего общие законы движения.

Исходные логические и философские основания идеи Гладкова представляются безупречными. Они могут опровергаться не способами доказательства – дедуктивно или индуктивно, а только предпочтениями в выборе исходных основ (постулатов). Если "сам обманываться рад", то выбираешь дешевое с дефектами, если стремишься к высшему качеству продукта, то за ценой не постоишь.

Сегодня ценно высшее качество продукта и эту ценность предпочел Гладков, поставив еще в 1952 году благородную, но не дающую быстрых даров цель — отработку теории и практики конструирования безошибочных, идеальных сложных технических систем средствами "бесконечного усиления в кибернетических устройствах".

Устройства бесконечной несвободы

 18 лет Борис Дмитриевич потратил на научные и инженерно-технические изыскания и в 1970 году воплотил свою цель в металле, создав прибор под названием "Эффект БУ" (Эффект бесконечного усиления). Этот прибор начинает гамму устройств, созданных и запроектированных автором и технически воплощающих идею "бесконечного усиления".

На приборостроительном заводе г. Трехгорный, Челябинской области были проведены испытания прибора, результаты которых утвердил директор завода Александр Георгиевич Потапов. По результатам испытаний специалистами завода были сделаны следующие выводы, понятные специалисту:

1. При испытании усилителя напряжения постоянного тока (УПТ) при подходе к окрестности режима нулевой ошибки коэффициент усиления УПТ стремится к бесконечности.

2. На примере электронного стабилизатора напряжения установлена возможность получения положительной, нулевой и отрицательной ошибок в системе управления по отклонению.

3. В режимах нулевой и отрицательной ошибок системы отсутствует самовозбеждение , т.е. система в этих режимах работает устойчиво.

3 А КЛ Ю Ч Е Н И Е

Результаты настоящего отчета практически подтверждают теоретические исследования, приведенные автором Гладковым Б.Д. в описании на прибор под названием "Эффект Б.У”".  

Успешные испытания прибора прошли мимо внимания науки и не стали научной сенсацией для общества. Ну, в самом деле, эка невидаль – найден способ построения солдат-электронов в стройные марширующие линии, шеренги, полки, армии, абсолютно исключающие их свободу, то есть блуждание и отлучки в самоволку отдельных особей. То ли дело – ускорился до скорости света и продлил свою драгоценную жизнь на пару сотен лет, а может и тысячелетие.

И все же прибор не остался вовсе без внимания. В 1972 году ему высокомерно показал спину знающий точно как надо управлять Институт Управления Академии Наук СССР, и тогда же в кулуарах перед дверью министра Минатома с надписью "посторонним вход воспрещен" любопытствующие одобрительно-снисходительно похлопывали автора по плечу, зря ящик прибора и оценивая его параметры. Министр не затруднил себя снизойти до хотя бы беглого ознакомления с созданным устройством, претендующим, как явственно казалось, на клинично странные претензии быть идеальным, чего, как всем известно, не может быть никогда.

Непризнание со стороны официоза, конечно, не ломает автора и он ищет конкретные области применения своей конструктивной идеи. В 1979 году он делает 2-й крупный шаг в техническом воплощении своей идеи, создав устройство для испытаний французского и советского сверхпроводящих диполей (сверхпроводящих магнитов), требующих сверхточной подачи энергии и измерения выходных физических параметров. Его устройство "бесконечного усиления" эффективно обеспечило все режимные параметры испытания и исследования. Революционного значения и этого новаторского шага автора никто должным образом не оценил.

    В 1990 году Б.Д. Гладковым совместно с рабочим-специалистом высшей квалификации А.К. Евсеенко было создано третье устройство его гаммы — / БСТ-2 / по заказу Физического Института Академии наук СССР (ФИАН). Это уже свидетельствовало о некотором признании достижений автора. БСТ-2 позволил ученым и конструкторам ФИАНа (после года их неудач) успешно решить задачу создания более совершенного электронного микроскопа — туннельного микроскопа (разрешающая способность этого типа микроскопов позволяет различать частицы диаметром в 1 нанометр (1 миллионную долю миллиметра). Небезынтересен исторический факт, что изобретатели первого сканирующего туннельного микроскопа (1981год) американские ученые Г.Биннинг и Х. Рорер были удостоены в 1986 году Нобелевской премии. Создатели же БСТ-2 тихо-мирно получили свои 30 тысяч советских рублей премиальных, которые разделили по-братски пополам и неосторожно положили в сбербанк на "черный день". Он и наступил для них в 1992 году, когда наглые и хитрые облапошили умных и доверчивых – вся их премия обнулилась, перейдя в карманы наглых. Вот вам и жизненный ответ на ехидный вопрос – "если ты очень умный, то почему такой бедный?".

Из ртути – золото, из ракеты — обломки

В приведенных двух случаях практического подтверждения автором продуктивности теории "бесконечного усиления" мы имеем дело с важной, но все же подсобной ролью теории и устройств, созданных на ее основе. Автор  видит в своей теории куда более значимую и самостоятельную роль – роль создателя принципиально нового – мощного и экономного — поколения ускорителей, во – первых, как средств не только исследования превращений, но и производства в промышленном масштабе ценных материалов — атомов по всей таблице Менделеева; во-вторых, как эффективнейшего орудия уничтожения на большом расстоянии ракет и других средств доставки и хранения ядерного оружия, причем, как в воздухе, так и на больших глубинах подземных шахт, морей и океанов. То есть как эффективнейшего орудия предотвращения ядерной катастрофы и России и всего человечества.

Что касается жизненной важности целей предотвращения ядерной катастрофы человечества – здесь вроде бы все ясно каждому. Что же касается жизненной ценности для нас достижения физиками целей превращений атомов элементов с помощью ускорителей – здесь полезно всем нам освежить свои представления о полезных особенностях удара на атомарном уровне. Оно, оказывается, совершенно отличается от нашей бытовой практики. Если в быту, к примеру, удар о пол выроненной из рук посуды превращает последнюю в бесполезные осколки, то осколки атома от целенаправленного удара заряженной частицы, являются полезными атомами другого вида. Так, Эрнест Резерфорд, знаменитый английский физик, обстреливая альфа частицами азот, получил из него кислород, а обстреливая алюминий превратил его в кремний.

 Вообще, как учат нас физики, эффект превращений атомов элементов существенно зависит от энергетической мощности удара. Последняя же достигается созданием мощных ускорителей. Отсюда и следуют настойчивые попытки физиков по созданию все более мощных ускорителей.

Здесь, в области ускорительной техники Гладков получил фантастический результат, который дает ему достаточные основания для утверждения о революционной и планетарной значимости его идеи и создаваемых на ее основе конструкторских схем ускорителей. Результат оформлен тремя патентами, выданными автору Российским Агентством по Патентам и Товарным Знакам в 2001 году. Вот что говориться о некоторых физических качествах и параметрах ускорителя в патентном описании изобретения, названном как "Способ ускорения электронов и электронный ускоритель":

Равномерно размещенные ускоряющие электроды 2 конструктивно выполнены на основе принципа геометрической симметрии…

Симметричная форма ускоряющих элек­тродов позволяет по законам электростатики подавить тормозящие электрические поля при пролете заряженных частиц через ускоряющие электроды. При выборе конкретной конструкции ускоряющих электродов следует исходить из ее эффективности, т.е. из максимального прироста энергии на единицу длины ускоряющих электродов. Ускоряющие электроды, установленные в уплотняющем устройстве с продольным магнитным полем, подключены к полностью управляемому блоку высокого напряжения.

Из формулы (3) видно, что величина достигаемой энергии в предложенной схеме ускорителя, в отличие от традиционных циклических ускорителей, непосредственно не зависит от величины магнитной индукции диполя — процесс ускорения заряженных частиц идет при постоянном заданном магнитном поле…величина энергии, достигаемая в предложенной схеме, обратно пропорциональна радиусу описанно­го круга R многоугольника. Величина R должна быть минимальной и определяться размерами устройств в каждой стороне многоугольника, т.е. предложенный способ ускорения заряженных частиц гарантирует малогабаритность ускорителя.

Следовательно, предложенный способ управления пучком заряженных частиц конструктивно    теоретически    обеспечивает неограниченную величину достигаемой энергии Е пучком заряженных частиц при минимальной величине

— геометрических размеров ускорителя заряженных частиц,

— потребляемой энергии от промышленной сети.

Из представленных формул видно, что предлагаемый ускоритель

— работоспособен при минимальном уровне инжекции,

может обеспечить получение пучков заряженных частиц от самого минимального уровня до сверхвысоких энергий, т.е. свыше 10000 ТэВ = 1016 эВ. Структура схемы ускорителя допускает как непрерывный режим, так и импульсный режим работы за счет соответствующего управления силовыми устройствами ускорителя…

Автор считает принципиально возможным создание ускорителя мощностью в 100 000 000 ТэВ и выше. Два других проекта ускорителей Гладкова имеют мощность в 1000 ТэВ (1ТэВ = 1000 ГэВ или 1012 электроновольт).

Рассмотрим подробнее два основных качества ускорителей Гладкова, которые имеют революционное значение и для науки, и для народного хозяйства, и для защиты всего человечества от ядерного самоуничтожения.

Первое замечательное качество. Запатентованные ускорители Гладкова революционны по своей энергетической мощности. Они оставляют далеко за горизонтом видимости по энергетическим параметрам все существующие и планируемые в мире ускорители. Сравним их энергетические параметры с энергетическими параметрами четырех самых мощных в  мире ускорителей. Самый крупный российский ускоритель У-70 (протонный синхротрон, созданный еще в 1967 году), разгоняет и бомбардирует исследуемый материал протонами с энергией в 76 ГэВ (гигаэлектроновольт, 1Гэв = 1 000 000 000 электроновольт). То есть он слабее ускорителей Гладкова в 12,5 тысяч-125 тысяч раз! Действующий ускоритель США – Тэватрон слабее ускорителей Гладкова в 1тысячу — 10 тысяч раз. Его коллайдер (устройство, ускоряющее и мишень и снаряд) имеет мощность всего в 1 ТэВ. Действующий ускоритель в Германии – НЕРА слабее ускорителей Гладкова в 1,2 тысяч — 12 тысяч раз. Его коллайдер имеет мощность в 0,8 ТэВ. Действующий ускоритель в Швейцарии — LEP слабее ускорителей Гладкова в 10 тысяч — 100 тысяч раз. Его коллайдер имеет мощность в 0,1 ТэВ (на 25% превосходя мощность лучшего действующего российского ускорителя).

Второе замечательное качество – это очевидная и неправдоподобно высокая сравнительная экономичность ускорителей Гладкова. При отсутствии точных данных об инвестиционных затратах в НИОКР и строительство сравниваемых ускорителей, мы все же можем предположить, что ускоритель Гладкова, очевидно, будет стоить не менее чем в 10 — 100 тысяч раз дешевле существующих и проектируемых ускорителей. Ведь в сравнении с существующими ускорителями они как воробьи по отношению к слону. Их размер —  от ручного кейса до письменного стола. Действующий же ускоритель У-70 в г. Протвино представляет собой трубу — "бублик" в 1,5 км, нашпигованную дорогостоящим оборудованием, а американский ускоритель Тэватрон имеет длину более 6 км. По проекту наших физиков, желавших переплюнуть американцев, был построен кольцевой туннель в 21 км, который, слава богу, еще не успели оснастить оборудованием. Американцы, говорит Гладков, в ответ планируют выпечку "бублика" в 33 км! Имея меньшие размеры в 1,5-6 тысяч раз ускоритель Гладкова имеет в миллион раз меньшие по весу (соответственно и по стоимости) магниты.

Естественно, если в гигантских и капиталоемких ускорителях вряд ли можно получить, например, конкурентное по цене золото из ртути, (сравнительно с затратами старателей и производств по добыче природного золота), то в дешевых и миниатюрных ускорителях Гладкова, стоимость которых не будет выше стоимости российской "шестерки", производство конкурентоспособного дешевого золота уже становится реальным. Становится реальным, по твердому убеждению автора, и создание многих производств нужных народному хозяйству других редкоземельных металлов и дефицитных материалов.

Но главное — становится реальным создание малогабаритной, электронной или протонной галактической пушки – сверхоружия, как назвал его автор – уничтожающего на любом земном и околоземном пространстве все (кроме физического человека) носители ядерных, термоядерных и нейтронных бомб – ракеты, самолеты, надводные и подводные корабли, ракеты в подземных шахтах. То есть, галактическая пушка, в отличие от лазерного оружия, не знает преград в виде облаков, воды, земли и других непроницаемых для света материалов.

Физиком Гладковым получен научный и проектный результат чрезвычайно актуального мирового значения! Впервые возникает возможность технически исключить риск провоцирования и ведения отдельными странами, экстремистскими и террористическими организациями и отдельными лицами (гариными, бен ладенами) ядерной войны … если это электронное сверхоружие не попадет в их преступные руки!

Необходимо заметить, что цели создания оружия на основе заряженных частиц – пучковое оружие — были поставлены руководством СССР перед советскими физиками еще в начале 80-х годов, как несимметричный ответ на вызов США, когда администрацией Рейгана была принята программа СОИ (Стратегической Оборонной Инициативы). Работа не привела к успешному результату и не могла к нему привести, поскольку, по мнению Гладкова, разработку  отдали физикам, блюдущим неэффективную в основе теоретическую традицию, которая связывает получение мощной энергии с гигантскими размерами  ускорителей. Именно в этой причине — причине неспособности видеть и получить в малом объеме гигантскую энергию, говорит Гладков, кроются истоки и 20-летних неудач американских физиков – разработчиков пучкового оружия.

Итак, задача обеспечения защиты человечества от ядерного апокалипсиса – на научном и проектном уровне, или более осторожно говоря – на патентногарантированном уровне – решена. Содержательно была решена Гладковым еще в 1999 году, патенты выданы в 2001 году.

Решена или патентногарантированно решена задача не только государственной, но и планетарной безопасности! Кажется, если здраво и по уму помыслить, то проект автора и сам автор должны были бы стать объектом, по меньшей мере, самого пристального внимания соответствующих структур страны и самого президента, а по разумной норме, проект Гладкова должен был бы взят, на наш взгляд, под особый государственный учет и контроль уровня сверхважных объектов внимания. Государство также должно опытно проверить разработку Гладкова, обеспечив технически, кадрово, организационно и финансово ее воплощение в "металл".

Что же делает наше государство и его органы безопасности, правительство в нашем случае? — Ждет инициатив автора?! Интересно, а знает ли о разработке Гладкова президент России и прочитал ли он докладную записку автора, посланную ему 15 апреля 2000года? Неужели  и такие разработки, способные восславить Россию в глазах всего мира, достойны лишь бюрократической отсылки проекта администрацией президента на экспертизу его противникам? –  Только через два года (!) после отправки докладной записки президенту автор получает от начальника департамента фундаментальных исследований сообщение следующего содержания: "Материалы на имя президента представлены на экспертизу специалистам по ускорительной технике и физике высоких энергий". Интересно, а разве патенты выдаются без экспертизы сведущих физиков? И есть ли в Минпромнауке (не говорим уж о Совете Безопасности) вообще банк данных по патентам в области физики  высоких энергий, тем более связанной с новыми видами вооружений? — Вопросы…вопросы. Последуют ли на них реальные ответы, реальный интерес к выдающейся разработке физика Гладкова? Хотелось бы надеятся.

В. Шабаров

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ                                                                                                              НАЗАД